Общество

Герои из плоти и крови

Сложнейшие силовые спецоперации ФСБ по предотвращению терактов, освобождению заложников, поиску, обезвреживанию и ликвидации террористов. Швейцария и Куба, Афганистан и Чечня, США и Орджоникидзе – куда только не забрасывала жизнь бойцов Группы «А», знаменитой «Альфы». Каждый из них кажется суперменом, но это люди из плоти и крови. Все дело в подготовке и понимании, что значит долг, честь и человеческая жизнь.

21.11.2016 11:45:00

Герои из плоти и крови
Герои из плоти и крови Фото: Мария Ракова

Об истории и современной боевой деятельности одного из самых эффективных силовых подразделений в мире – группы «Альфа» Центра специального назначения ФСБ РФ – накануне празднования Дня героев Отечества журналу «Национальный контроль» рассказывает Сергей ГОНЧАРОВ. Сергей Алексеевич 15 лет прослужил в рядах легендарной Группы «А», а сегодня возглавляет Ассоциацию ветеранов спецподразделения «Альфа».

Сергей Алексеевич, Группа «А» - одно из лучших подразделений в мире по борьбе с терроризмом. Установленное в 1974 году боевое дежурство не прекращается ни на минуту. Где задействованы сравнительно немногочисленные подразделения сегодня, какие задачи выполняют бойцы?

На сегодняшний день рассматривать Группу «А» в отдельности, такой, какой она была в 1974 году, и, допустим, в 1990-е годы, неправильно. По сути, это два совершенно разных подразделения. В 1974 году это была небольшая группа спецназовцев, созданная секретным приказом Юрия Владимировича Андропова. Называлась она Группа «А» КГБ СССР – от слова «Антитеррор» – и была предназначена для пресечения террористических и диверсионных акций. В эту группу брали только офицеров госбезопасности с высокой спортивной подготовкой и, как мы тогда говорили, «высокими морально-политическими качествами». Если же говорить о той структуре, что выросла из нее сегодня, это не отдельная система. Сейчас Группа «А» – это управление «Альфа», которое входит в Центр специальных операций ФСБ РФ. Помимо «Альфы» в Центр входят также Управление «Вымпел» и Управление специальных операций. Это история.

Естественно, я не могу говорить ни о кадровом составе, ни о количестве людей в этом подразделении. А образовывались мы в 1974 году по трем причинам. Первой послужил теракт, совершенный во время Олимпийских игр в Мюнхене в 1972 году, когда жертвами палестинских террористов стали 11 заложников – членов израильской сборной. Чтобы встретить во всеоружии предстоящие в 1980 году Летние Олимпийские игры в Москве, возникла необходимость формирования специальных секретных сил, способных противостоять возможным террористическим угрозам, обеспечивать безопасность на территории Советского Союза и, в случае необходимости, за рубежом.

Вторая причина: в СССР был в то время разгул диссидентства, и нередко диссиденты, бандиты предпринимали попытки угонять самолеты в соседние страны. Самым страшным было то, что жертвами при этом становились ни в чем неповинные люди. С этим тоже нужно было как-то результативно бороться.

Ну и третья причина, по которой была создана Группа «А», в том, что во многих странах, как мы тогда говорили «главного противника» – у американцев, французов и др. – такого рода подразделения были уже сформированы. Ну а сегодня во всем мире Группа «А» с легкой руки журналистов больше известна под названием «Альфа», которое стало, как теперь говорят, настоящим брендом.

С тех пор Группа «А» прошла очень серьезные этапы и операции особой и повышенной сложности с применением специальной тактики и средств. Это и грандиозная операция по штурму дворца Амина в Афганистане (это у всех на слуху, это было началом нашей боевой деятельности). Это, к сожалению, такие трагические события, как Беслан, «Норд-Ост», ну и (давайте говорить откровенно!) две Чеченские войны. Не считая тех ситуаций, которые мы имеем постоянно на территории того же Закавказья. Сказать, что сегодня там у нас затишье я не могу: мы каждый день получаем сводки – кого-то убьют, кого-то арестовывают… Безусловно, боевые потери мы тоже несли все эти годы. И 27 ноября мы ежегодно отмечаем как день памяти наших погибших товарищей.

На сегодняшний день проблема терроризма – это проблема номер один. Думаю, что на далекие годы вперед эта проблема будет существовать для всего мира, мы от нее никуда не денемся. А значит, бойцы «Альфы» будут продолжать свою службу, защищая мирное население.

Насколько мне известно, попасть в вашу группу очень сложно. Какими качествами должен обладать универсальный солдат?

Когда мы смотрим фильмы, где какой-то спецназовец (неважно, наш ли, американский, английский, израильский) всесилен, и после двух-трех серьезных ранений продолжает бегать и выполнять дальнейшую операцию, я думаю, все прекрасно понимают, что фильм и реальность – это разные вещи. Наши офицеры из плоти и крови, и любое ранение для них – это действительно ранение. В то же время подготовка наших специалистов идет достаточно долго и серьезно. Чтобы реально подготовить бойца спецподразделения, нужно от пяти до шести лет. Я бы хотел обозначить этот момент. У нас сейчас есть много отрядов специального назначения: спецназ СОБР, спецназ ОМОН и др. Нужно понимать, что военнослужащий, который служит год или полтора, никогда не сможет сравниться в профессионализме со спецназовцем, который обучался в группе «Альфа» или в «Вымпеле» шесть-семь лет.

Во всем мире спецназ – это высшая степень подготовки офицера. Поэтому такое объединение названий не вполне корректно. На сегодняшний день наши сотрудники Центра специального назначения обладают столь высокими качествами (и я никогда этого не скрывал), которые на несколько порядков выше той технической, физической, если хотите – моральной подготовки, которая была в начале нашего пути. Насчет идеологии скажу так: когда мы берем сотрудника в спецназ, приезжаем в семью и говорим откровенно: «Вы представляете, куда идет ваш сын, муж, что его там ожидает? Возможно, он погибнет». При этом на сегодняшний день у нас большая «скамейка запасных», желающих работать в данном подразделении.

Уровень патриотизма у людей очень высок. Вот эта мужская работа, чувство достоинства, осознание того, что ты являешься членом спецназа – все это наших офицеров очень возвышает. У нас есть немало династий, когда служил отец, а теперь служит его сын.

Каким был лично ваш путь в «Альфу»? Может быть, расскажете нашим читателям, куда забрасывала вас судьба? О самых тяжелых боевых операциях?

Говорить о себе всегда тяжелее. Когда был первый набор в Группу «А» в 1974 году, начинал я в оперативном контрразведывательном подразделении. И руководство мое сделало все, чтобы меня в «Альфу» не пустить. Хороших офицеров никто не хочет отпускать, чтобы самим не иметь проблем. Поэтому были очень серьезные трения.

Следующий набор был уже в 1978 году, когда к руководству Группой «А» пришел легенда подразделения, герой Советского Союза Геннадий Николаевич Зайцев. Благодаря его связям командование меня отпустило, и я был призван в группу «А». По жизни получилось, что до сих пор мы с Геннадием Николаевичем поддерживаем очень теплые отношения – и семьями дружим, и лично всегда на связи. И до сих пор у меня почему-то есть ощущение, что всеми операциями, в которых участвовал я, неслучайно руководил Зайцев...

Самые трудные операции, на мой взгляд, – всегда те, что связаны с детьми. Вспоминается и Сарапул, когда двое военнослужащих с автоматами захватили в заложники десятиклассников. И знаменитая операция «Минводы», когда в 1988 г. школьный автобус с детишками-четвероклассниками вместе с учительницей захватила банда… Захват заложников – это эпопея, которая длится, кажется, бесконечно, требуя огромной выдержки, хладнокровия и профессионализма. И если бы не огромная сила воли Геннадия Николаевича, не его уверенность, что мы все делаем правильно, могли бы наломать много дров. Тогда многие требовали штурма. Для меня это были очень тяжелые моменты. Минводы – городишко маленький (раньше назывался Орджоникидзе). И представляете: вся школа, все родители, все родственники ехали одной колонной вслед за автобусом с захваченными детьми… Вот так, все вместе, приехали в аэропорт. Эта огромная толпа хорошо представляла, что ждет их детей, и требовала штурма. Ведь для них «Альфа» – это штурм, это бой, натиск… Но без гибели детей он бы не обошелся. Зайцев доказал, что по всем параметрам этого делать нельзя, и оказался прав.

В то время Россия не имела дипломатических отношений с Пакистаном, ЮАР и Израилем. И захватившая в заложники детей банда выбрала полет в Израиль. За короткое время был организован дипломатический контакт, израильтяне дали нам гарантии, что задержат этих преступников, если наше руководство будет способно выпустить их с территории России. В итоге все так и получилось, дети остались живы. А бандитов буквально на следующий день вернули на родину.

Уже потом, когда мы прибыли в Израиль, я лично познакомился с руководителем израильской спецслужбы «Натив» Яковом Кедми. Мы до сих пор в очень добрых отношениях, дружим.

Вы сейчас говорите об очень страшных вещах...

Да, сложно передать ощущение, когда ребенок к тебе возвращается после такого испытания... И еще хочу сказать одну вещь. Никогда в истории нашего подразделения мы не выдавали бандитам ни денег, ни оружия. Но в этой операции ради детей мы на это пошли. Бандиты получили пистолеты Макарова, 2 миллиона долларов и 1 миллион фунтов стерлингов. Непонятно, чем бы все закончилось, если бы Зайцев не доказал тогда необходимость именно такого решения.

Сергей Алексеевич, у вас очень непростая работа. Думаю, в самом начале пути не было никаких гарантий, что она будет такой почетной. В 1971 году после армии вас сразу направили в школу КГБ. Почему вы вообще выбрали такую дорогу? Почему госбезопасность?

Ну, я из семьи военнослужащих, мой дед воевал, отец воевал. Наверное, как все дети моего поколения, идеализировал разведчиков. Все смотрели кино про Штирлица, для нас это были герои, небожители. Это сейчас выступаем в школах, а никто уже не помнит и не знает Александра Матросова, Зою Космодемьянскую, сейчас идет целая вакханалия вокруг 28 панфиловцев…

Меня до глубины души возмущает, что у молодого поколения стремятся сместить приоритеты. Государство во главу угла поставило деньги, которые олицетворяют успех. Причем, неважно, как ты их получил – кого-то убил, обманул, оскорбил. А для нашего поколения деньги не были мерилом. Были другие критерии успешности: когда ты отличился в защите государства, получил орден или медаль за то, что совершил какой-то подвиг, спас человеческие жизни. Для меня удивительно, почему сегодня государство не придает значения тому, что уходят истинные ценности. Ведь когда мерилом являются деньги, идеология теряет свой смысл. А хорошую, правильную идеологию «написать» невозможно. Как и вера – она в тебе или есть, или нет.

Вот что для моего поколения самое неприятное: сегодня многие «идеологические» заслуги страны теряют свой смысл. Скажите, почему сегодня существует день, который остается реальным, а не календарным праздником для всей России? Почему мы все искренне празднуем 9 Мая — День Победы? А я объясню почему. Потому что после этой Победы мы уже ничего народу предъявить не можем – ничего сопоставимого с тем, что было 9 Мая. Есть какие-то успехи, достижения, но они несравнимы с тем, что сделали наши отцы и деды.

Вы автор книги «Россия в эпоху террора», которая вышла в 2003 году. Как с тех пор изменилось отношение к терроризму в нашей стране, чему научилась Россия за прошедшие годы?

Не хочу польстить Израилю, но когда начинали мы нашу эпопею в 1974 году, для нас израильтяне были все-таки профессионалами, которые уже долгие годы воевали и набрали опыт в борьбе с террором. Не скрою: мы изучали опыт израильтян, англичан, французов. По моему глубокому убеждению, заслуга израильтян в том, что они действовали где-то жестко, где-то резко, но поставили серьезный заслон и научили многих, как нужно себя вести в борьбе с террором.

Что такое террор? Все в нем завязано на страхе. Если мы сейчас вытесним из Сирии Аль Каиду, она перейдет в другие страны. Ее идеология основана на радикализме, фанатизме, как хотите это называйте. Победы на сегодняшний день не будет. Если американцы возьмут Мосул, мы возьмем Алеппо – это ничего не поменяет. Современные террористы пытаются не просто всех поставить на колени, но и создать свое государство.

Если раньше были некие группировки, то теперь тот же ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация. – Прим. ред.) называет себя государством, они уже начали выполнять какие-то государственные функции: платить деньги администрации, выпускать золотые монеты и т.д. Вот в чем проблема. Она очень жестко стоит и не будет решена до тех пор, пока наши политические противники не поймут, что победить международный терроризм без взаимодействия не сможет никто. Пока же наши политические противоречия настолько сильны, что не дают координировать общие усилия.

Мы делаем одно, американцы для противостояния делают другое. И мы не уступаем, поскольку должны соответствовать заявлению о том, что мы великая держава и с нами надо разговаривать на равных. Это предполагает необходимость «симметричных» ответов. С Афганистаном было проще: были моджахеды, мы туда вошли как завоеватели, американцы поддерживали моджахедов, потому что не хотели сами воевать с русскими, как мы во Вьетнаме не хотели сами воевать с американцами. Сирия же сегодня – это клубок противоречий. Асада мы будем поддерживать до конца, потому что есть ряд политических и экономических обязательств. Американцы и Евросоюз, Катар и Саудовская Аравия категорически против Асада. Есть курды, которых каждый старается «водить за нос». Американцы им говорили: «Ребята, будете воевать против ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация. – Прим. ред.), постараемся вам сделать отдельное государство». С такой постановкой вопроса никогда не согласятся турки, которые считают курдов террористами. Кто ради курдов будет перекраивать карту мира?

Когда никто не хочет договариваться, разрубить клубок противоречий невозможно. Поэтому мы должны прекрасно понимать, что без России на сегодняшний момент никто не готов одержать хотя бы промежуточную победу, чтобы навести порядок в Сирии. Если этого не сделаем мы, Сирия распадется на мелкие террористические анклавы, которые будут воевать между собой.

Кстати, каково ваше отношение к результатам выборов в США?

Меня покорили слова политолога Николая Злобина о том, что Америка так велика, что ее президента надо избирать всем миром. Весь мир «стоял на ушах» и следил за итогами выборов. Однако президент в США имеет большую, но ограниченную власть. Там есть еще конгресс, независимая судебная власть, другие люди, которые принимают решения. Если сравнивать кандидатов, то Хилари Клинтон более предсказуема, Дональд же Трамп внушает уважение тем, что сделал сам себя. Но когда я его слушаю, иногда кажется, что в каких-то политических вопросах он не вполне компетентен. Либо он это делает нарочито, и это пугает. Нельзя предсказать, как он поведет себя, придя в Белый Дом. Но нужно понимать и то, что Путин на сегодня сумел завоевать в мире такой авторитет, что к нему относятся даже не как к равному, а как к человеку, от которого в мире зависит больше, чем от президента любой другой страны, включая и США.

Мы можем сказать, что за последние годы Россия настолько окрепла, что весь мир стал с ней, наконец, считаться?

Думаю, что на сегодняшнем этапе Россия уже равна по своему политическому и военному потенциалу Советскому Союзу. И мне кажется, что президент избрал очень верный курс. Для нас главное сейчас – поднять нашу национальную гордость за страну. Мы можем терпеть, опять сидеть на картошке, на воде. Но если Путин говорит, что мы с Каспийского бассейна можем запустить ракеты на полторы тысячи километров, когда произошло воссоединение с Крымом – мир не может это не учитывать. Хотя в российской провинции живут плохо, но и для них эти достижения России – бальзам на сердце.

Победа Трампа действительно сильно уменьшила вероятность Третьей мировой войны?

Я не верю в Третью мировую войну. Объясню причины. Первое. Американцы уже проиграли на всех компьютерах (а системы у них серьезные), чем закончится новая мировая война с применением ядерного оружия. Мира в том понимании, что люди смогут жить нормально – не будет. Американцы потеряют все. У нас в Сибири останется 18 миллионов жителей.

Второе. Давайте говорить откровенно. Какие бы вы препоны нашим олигархам не ставили, но большая часть очень богатых людей находится в Великобритании, в Штатах. И если представить, что кто-то скажет: давайте нажмем кнопку, а у него там мама, теща, две любовницы, восемь коттеджей, две яхты... И так во всем мире.

Другое дело, что сейчас в мире будут более интенсивно идти локальные войны. Они уже идут. Поэтому многие страны усиливают спецподразделения для их применения именно в локальных конфликтах.

Вы знакомы с Владимиром Путиным лично? Как вы воспринимаете эту фигуру?

Лично Владимир Владимирович Путин вручал мне наградной пистолет. Могу сказать, что долгое время я близко видел Бориса Николаевича Ельцина. Никогда не скрывал, что отношусь к нему негативно по многим аспектам. И когда пришел Путин, и я увидел его чисто человеческие качества – как спортсмена, как человека, который не пьет, не курит, отвечает на многие неудобные вопросы – я пришел к мнению, что нам с президентом повезло. Президент у нас является олицетворением той линии, которую поддерживает основная масса населения: что наша страна – великая страна, что никто не имеет права диктовать ей условия.

9 декабря – День героя России. Каким в вашем понимании должен быть человек, заслуживающий такого звания?

Звание героя России присваивают за те подвиги, которые человек совершил. Далеко не каждый способен выполнять свой долг, даже зная, что его неминуемо убьют. Если бы не подвиги героев Советского Союза, героев России, нашей страны и не было бы.

Это не зависит от национальности. Смотрите: Рамзан Кадыров сумел сделать так, что в Чечне практически нет преступности, он построил великолепный город, он восстановил все и говорит: «я отвечаю за все», беря пример с Путина. Возвращаясь к Президенту России: я не вижу каких-либо предпосылок к тому, что он изменится, потому что он — человек государственный, прошел через такие испытания, из которых далеко не каждый президент нашел бы выход. Поэтому я отношусь к нему с большим уважением, дай ему Бог здоровья, и думаю, что он может и дальше решать все задачи, стоящие перед нашей страной.

ДРУГИЕ СТАТЬИ ИЗ РУБРИКИ Общество