Общество

Лейкоз: Трансплантация вне ремиссии

Ученые во всем мире ежедневно бьются над тем, как эффективнее помочь онкобольным пациентам и сделать химиотерапию более эффективной, а ее последствия – более щадящими. В этом плане российская наука шагает в ногу с международным сообществом, а порой и оказывается на шаг впереди

30.07.2019 12:44:42

ФОТОРЕПОРТАЖ

В центре Димы Рогачева два отделения трансплантации, ежегодно проводится около 200 трансплантаций в год. Это дети со злокачественными и не злокачественными заболеваниями, нуждающиеся в ТГСК | Фото: НМИЦ ДГОИ «Центр им. Дмитрия Рогачева»

Наш сегодняшний собеседник – кандидат медицинских наук, врач-гематолог, заведующая отделением трансплантации гемопоэтических стволовых клеток №1, ведущий научный сотрудник отдела оптимизации лечения и профилактики осложнений трансплантации гемопоэтических стволовых клеток ФГБУ «НМИЦ ДГОИ им. Дмитрия Рогачева» Лариса Шелихова.

– Лариса Николаевна, первый и самый главный вопрос: в чем проблематика вашей статьи в журнале «Вопросы гематологии, онкологии и иммунопатологии в педиатрии» и в чем уникальность описанного метода?

– В статье «Аллогенная трансплантация гемопоэтических столовых клеток от гаплоидентичного донора с TCR αβ-депликацией у детей с химиорезистентным острым миелобластным лейкозом» мы описываем результаты терапии пациентов с острым миелобластным лейкозом, которые не получили ремиссии после стандартных протоколов лечения. То есть это пациенты, у которых не удалось полностью уничтожить опухолевые клетки. Результаты выживаемости этих пациентов, к сожалению, очень низкие и варьируются где-то от 30 до 40 процентов даже при проведении ТГСК.

При этом несколько лет назад проведение ТГСК у этих пациентов было невозможно в связи с длительным поиском совместимого донора и риском прогрессии заболевания, а также угрожающими жизни побочными эффектами трансплантации, включая токсичность высокодозной химиотерапии и реакцию трансплантата против хозяина.

Разработанный в НМИЦ ДГОИ им. Дм. Рогачева подход к выполнению аллогенной трансплантации гемопоэтических стволовых клеток с обработкой трансплантата позволил в значительной степени решить указанные проблемы.

Данный метод терапии позволяет снизить риск трансплантационной смертности до менее 5% при выполнении ТГСК от гаплоидентичных (не полностью совместимых) доноров и, таким образом, делает доступным выполнение процедуры ТГСК всем пациентам с ОМЛ, даже не достигшим ремиссии, независимо от наличия в семье или регистре совместимого донора.

– Каковы дальнейшие шаги в вашем исследовании?

– Мы предпринимаем попытку индивидуальной терапии у данной группы пациентов. То есть пытаемся найти индивидуальные особенности их опухолевых клеток с определенными маркерами и подобрать персонализированную, точечную терапию, комбинируя ее с дальнейшей трансплантацией. Сейчас у нас есть протокол терапии, по которому пациенты получают терапию, основанную на характеристике опухолевых клеток. Надеюсь, что эти результаты будут улучшены и мы сможем достичь большего процента выживаемости в данной группе пациентов – выше 50%.

– Вы возглавляете Отделение трансплантации гемопоэтических стволовых клеток №1 – одно из ведущих в центре. Какие ещё прорывные методы удаются вашим ученым? Насколько они востребованы международным научным сообществом?

– В центре два отделения трансплантации, ежегодно мы проводим около 200 трансплантаций в год. Среди пациентов есть дети как со злокачественными, так не злокачественными заболеваниями, нуждающиеся в ТГСК.

В настоящий момент, учитывая возможность проведения очистки трансплантата, наши пациенты получают ТГСК от неполностью совместимых (гаплоидентичных) родственных доноров и не нуждаются в длительном ожидании трансплантации. Раньше такой возможности не было, и если бы еще лет десять назад мы попытались трансплантировать от гаплоидентичных доноров, последствия были бы очень тяжелыми в виде возникновения реакции трансплантата против хозяина.

Плюс, как я уже сказала, применяется персонализированная терапия, новые методы иммунной терапии – CAR-T-клеточная терапия пациентов с В- клеточными лимфобластными лейкозами.

– Мы уже рассказывали нашим читателям о CAR-T-терапии в Центре Димы Рогачева. Сколько пациентов на сегодняшний день уже получили этот вид лечения? И насколько успешно?

– В настоящий момент около 30-ти человек получили CAR-T-клеточную терапию. В большинстве своем это пациенты, которые еще два года назад не имели никаких шансов на излечение. Теперь же большая их часть достагает элиминации опухолевых клеток (достигают ремиссии). Часть остается в ремиссии уже в течение двух лет, часть пациентов нуждается в дополнительной терапии, проведении аллогенной трансплантации.

ДРУГИЕ СТАТЬИ ИЗ РУБРИКИ Общество