Звезды

Александр Клевицкий: В юности я был помешан на «Битлах» и не любил классику

8 июня художественный руководитель и главный дирижёр академического большого концертного оркестра имени Силантьева, композитор Александр Клевицкий приглашает гостей в Большой зал Московской Консерватории на свой авторский вечер «Гимн музыке»

19.05.2021 17:12:32

Александр Клевицкий: В юности я был помешан на «Битлах» и не любил классику
Александр Клевицкий: В юности я был помешан на «Битлах» и не любил классику Фото: Александр Иванов

- Для большинства ваших слушателей вы автор хитов, которые исполняли Иосиф Кобзон и Зураб Соткилава, Тамара Гвердцители и Михаил Боярскийй, автор мюзиклов, музыки к «Ералашу», человек светлый и позитивный. И вдруг академическая музыка – жанр, к сожалению, сейчас куда менее востребованный, нежели популярная музыка. 

- Эстрадная музыка – это в основном преимущественно развлекательный жанр. Она ведь пишется для того, чтобы люди получили удовольствие. Безусловно, эстрада – огромная часть моей жизни. Но я живу в современном обществе, его конфликты, противоречия, горькие и радостные страницы не проходят мимо моего внимания. И мне всегда хотелось плоды моих раздумий воплотить в формах масштабных, философских. В эстрадной музыке себя не раскроешь. И только академическая музыка позволяет композитору высказать свои мысли. 

- Если бы много лет назад вам сказали, что вы будете сочинять академическую музыку и готовиться к авторскому гала-концерту в святая святых – Большом зале Московской Консерватории, вы бы поверили? 

- Если бы я подобное услышал, я бы расхохотался. В юности я был помешан на The Beatles, электрогитаре и электрооргане, а музыкальная литература и академическая музыка навевала на меня тоску.

- И всё же: как получилось, что вы перешли на «другую сторону баррикад»? 

- В этой жизни всё происходит так, как должно происходить. Началось с того, что я начал сочинять хоровые произведения, которые, кстати, до сих пор звучат.  А первой работой в академическом жанре стал одноактный балет «Шагреневая кожа» по Бальзаку. Его премьера (правда, под названием «Волшебная лампа Аладдина») состоялась на моем юбилейном концерте в «Новой опере». А потом я познакомился с генеральным директором РГМЦ Ириной Герасимовой и стал художественным руководителем и главным дирижёром легендарного оркестра имени Силантьева. И вот уже больше 15 лет моя жизнь связана с ним и радио «Орфей». 

- К тому времени вы были уже довольно известным композитором…

- Да, к тому времени я был уже довольно известным композитором. Не скажу популярным, но известным. Но как дирижёру опыта мне не хватало. Пришлось много заниматься, экспериментировать, учиться. Учиться продолжаю до сих пор. Но за 15 лет мне удалось достаточно высоко поднять оркестр, вернуть на телевидение, нас с удовольствием приглашают лучшие музыкальные площадки.

- Как вы считаете, можно ли добиться большой популярности в качестве академического композитора? 

- Жизнь свела меня с несколькими выдающимися композиторами, которые считали меня своим учеником. Александра Николаевна Пахмутова. Это Евгений Павлович Крылатов. Юрий Сергеевич Саульский. Владимир Яковлевич Шаинский. К сожалению, после ковида мы стали редко видеться с Александрой Николаевной, а остальных уже нет на этом свете. И мне очень не хватает наших встреч, наших ночных бесед о музыке и обо всём на свете…

Так вот, Владимир Яковлевич Шаинский мне как-то сказал: «Запомни, человек, который написал хорошую песню, он и симфонию напишет, а вот наоборот не бывает». Когда я написал свою первую симфонию, я почувствовал, что изменился. Стал глубже, мудрее. Это удивительное чувство, которое мало с чем можно сравнить и довольно сложно описать.

- Это восторг первооткрывателя? 

Я бы не назвал это восторгом. Это не восторг. Это такое соединение макро- и микромира, соединение себя с миром посредством языка музыки. Я не могу конкретно показать вам, что я сказал, но у вас родится свой образ. Я могу нарисовать свой образ, а вы увидите свой. 

- Вам важно, чтобы ваш музыкальный язык был понятен? Чтобы вас поняли и услышали люди, которые будут сидеть в зале? 

А знаете, когда я пишу, я мысленно «сажаю себя в зал». Я становлюсь слушателем и пытаюсь понять, а что бы я хотел услышать сейчас? 

- На вашем концерте в Консерватории слушателей ждут сразу три мировые премьеры: симфония «XXI век. Борьба продолжается», концерт для фортепиано с оркестром и концерт для валторны с оркестром. 

-  Когда рождается образ, я очень быстро работаю. Главное – чтобы родилась идея. Симфонию «XXIвек. Борьба продолжается» я задумал  ещё до пандемии, она стала предчувствием всего, что нам пришлось пережить за минувший год. Все, кто слышал её, удивляются, как мне удалось всё это «предсказать». Но у меня есть такие экстрасенсорные способности… Это симфония о маленьком человеке, который приходит в этот мир и вынужден всю жизнь переживать бесконечные удары судьбы.

Больше всего времени ушло на первую часть «Борьба продолжается», долго искал нужное мне созвучие, вторую и третью части я написал всего за полгода. А концерт для фортепиано сочинил в больнице всего за десять дней. Его исполнит блистательная пианистка Екатерина Мечетина. И ещё гостей ждёт выступление виртуозного музыканта, валторниста Аркадия Шилклопера. Правда, так получилось, что он сыграет летом зимний концерт. Он так и называется – «Зимняя сказка», я сочинил её под впечатлением от снежной московской зимы. Но, думаю, каждый увидит в этой мелодичной истории что-то своё!