Общество

Что ждет магистратуру в России?

Вплоть до 2000-х годов прием в российские вузы осуществлялся по экзаменам, программы которых утверждались в самих университетах. Проконтролировать этот процесс было невозможно, как и бороться с коррупцией в приемных комиссиях

11.10.2018 16:35:34

Что ждет магистратуру в России?
Что ждет магистратуру в России? Фото: pixabay.com

Чтобы исправить ситуацию, в 2001 году было решено создать систему централизованного тестирования, которая заменит выпускные экзамены в школах и одновременно вступительные - в вузах. В течение шести лет в регионах проходила апробация, и выпускники впервые сдавали единый государственный экзамен, на тот момент в виде тестирования. По итогам эксперимента Президент России Владимир Путин подписал закон, предусматривающий введение ЕГЭ на всей территории страны с 2009 года.

С тех пор экзамен видоизменился, из теста превратившись в подобие контрольной работы, выполняемой на специальных бланках, и выдержав тонны критики в свой адрес, стал социальным лифтом для школьников из регионов: сегодня, по статистике, озвученной в Минобрнауки до реорганизации (в 2018 году ведомство разделилось на два отдельных министерства - Министерство просвещения и Министерство высшего образования и науки), они занимают до 70% в московских и петербургских вузах. Тем не менее, коррупции из высших учебных заведений до конца не ушла, переместившись на другие уровни образования - в магистратуру и аспирантуру, где прием осуществляется по-прежнему не всегда честно. Одна из причин этому - количество бюджетных мест, точнее их недостаток. Не секрет, что многие работодатели весьма скептически относятся к соискателям-бакалаврам, не продолжившим обучение, однако это не влияет на государственную политику в этом отношении. В частности, если на 2019/2020 учебный год для бакалавров было выделено 312 тысяч бюджетных мест, то для магистров - только 129 тысяч мест (еще годом ранее для магистров было предусмотрено 208 тысяч). Этот фактор порождает очень жесткую конкуренции, которая будет только расти, и приводит к тому, что не все решают одни лишь знания.

Теория и опыт студентов

Согласно действующему порядку, прием на обучение по программам магистратуры проводится по результатам вступительных испытаний, перечень и порядок проведения которых определяется вузом самостоятельно. Это значит, что руководство вуза само определяет, как и в каком формате будет проводить вступительные экзамены в магистратуру и, соответственно, оценивать результаты. Как раз так и было раньше при приеме в специалитет. На практике отсутствие здесь упорядоченности создает проблемы для абитуриентов и возможности для коррупции, как в регионах, так и в Москве.

“Я живу в Саранске, где, по большому счёту, есть только один приличный вуз - Мордовский государственный университет имени Н. П. Огарева, мы ещё шутим и зовём его нашим МГУ. Год назад я закончил бакалавриат по специальности, связанной с инженерией, был одним из лучших в своей группе. Я знаю примеры, когда ребят после бакалавриата отказывались принимать на работу инженером, советуя пойти чуть ли не рабочим на стройку, объясняя это тем, что не хватает компетенций. Поэтому я решил пойти учиться дальше в магистратуру. Почти сразу стало известно, кому и сколько нужно дать взятку, чтобы поступить. Мы, посоветовавшись с мамой, решили поступать “своим умом”. По итогам экзамена на бюджет я не поступил и пошёл на платную заочку”, - первокурсник Руслан.

"Этим летом я закончила бакалавриат в РГГУ и решила поступать в нем же на магистратуру, но на другое направление, и выбрала рекламу и связи с общественностью. Сам вступительный экзамен проходил устно, то есть тянешь билет, готовишься и отвечаешь перед комиссией. Единственное, что для меня непонятно, это по каким критериям оценивали ответы. В аудитории было три отдельные комиссии из двух человек, и каждый студент попадал на разных, кто-то расспрашивал долго, кто-то сразу отпускал. Я ответила быстро, даже удивилась, что так быстро отпустили, в итоге набрала 91 балл, плюс 7 моих дополнительных за достижения, итого 98, но на бюджет не прошла, сейчас учусь на платном. С уверенностью сказать, что преподаватели берут своих, я не могу, но думаю, что шанс пройти на бюджет на своем факультете и направлении есть, потому что комиссия состоит из твоих преподавателей", - первокурсница РГГУ.

"Я закончила МПГУ несколько лет назад. В этом году решила для себя, что снова хочу окунуться в студенческую жизнь, походить на лекции, узнать что-то новое. Пошла в родной вуз - мне показалось логичным продолжить обучение именно в нем. За вступительный экзамен, эссе, я получила достаточно высокий балл и в целом могла претендовать на бюджетное место. Все результаты стали известны 14 августа, список ранжированных абитуриентов я скачивала и смотрела каждый день. Спустя пару дней я неожиданно увидела наверху списка человека, у которого за день до этого был 0 баллов, как у тех, кто вообще не пришел на экзамен, а теперь почти сто. Я не стала никуда звонить и обращаться в приемную комиссию, потому что от меня легко бы отмахнулись, сказав, что просто поздно проверили работу этого абитуриента, но я в это не верю. В вуз я в итоге не поступила, но хочу попробовать через год", - Кристина.


“Бакалавриат я закончила в питерском вузе, сейчас переехала в Москву, и хотела продолжить обучение тут. Год назад я поступала в аспирантуру МГУ.
К экзамену я готовилась самостоятельно, усердно занималась, и документы подавала только сюда, потому что хотела учиться именно здесь. В назначенный день мы тянули билеты, потом отвечали преподавателям. В целом, то, как проходило общение с педагогом, мне понравилось, я не заметила к себе какого-то несправедливого отношения. Но перед экзаменом меня смутила одна вещь: нам задали вопрос, кто из нас заканчивал МГУ, а кто нет, и разделили на две группы. И я замечала, что, встречая знакомых студентов, преподаватели их приветливо окликали, что-то ободряюще говорили, и это немного расстраивало, потому что ты себя чувствовал чужим. В итоге я не поступила, но, может, попробую через пару лет снова”, - Даша.

Точка зрения вузов

Декан факультета журналистики МГУ Елена Вартанова заявила, что в среднем 70% поступивших в магистратуру на журфак - выпускники МГУ, оставшиеся 30% - выпускники других вузов. “Понятно, что наши студенты зачастую лучше знают рекомендуемые учебники и монографии для подготовки. Но это не значит, что другие не могут подготовиться. Лучшие ответы всегда получают заслуженную оценку”, - отметила Вартанова.

По её мнению, важно исключать фактор субъективности на экзамене, который иногда возникает в ходе устного ответа. В связи с этим абитуриенты бакалавриата и магистратуры МГУ сдают именно письменный экзамен. Кроме того, все работы затем проверяется двумя преподавателями. “Мы считаем, что сильные различия недопустимы, поэтому, когда появляется разница в оценках, мы назначаем третьего и даже четвёртого рецензента, чтобы прийти к консенсусу”, - рассказала Вартанова.

Научный руководитель Института проблем образовательной политики “Эврика” Александр Адамский, который преподаёт в МГПУ, подтвердил, что в магистратуру поступает больше “своих” бакалавров. “Но изначально магистерские программы рассчитаны под “мастера”, то есть руководителя программы. Поэтому честнее было бы объявить, что мастера набирают свои магистратуры сами и отвечают за результат личной репутацией”, - считает Адамский.

Рассуждая о том, каким должен быть экзамен в магистратуру, он заявил о необходимости портфолио и собеседования, на котором абитуриенту предлагается решить какой-то кейс на тему будущей учебы. “Сегодня же мы понимаем, правильный ли был в итоге нами сделан выбор, только в процессе учебы”, - отметил Адамский.

Возможные решения проблемы

“Почти каждый год от поступающих мы узнаем истории про то, как необъективно и некорректно были оценены их работы. И касается это не только вузов из отдаленных от столицы регионов, но и наиболее известных московских университетов. Однако открытых и громких жалоб от абитуриентов почти нет, зачастую всё заканчивается подачей апелляции в учебное заведение”, - рассказал председатель Всероссийского студенческого союза Олег Цапко.

По его словам, недавно в одном “очень известном вузе” возникла ситуация, когда двоим друзьям на экзамене по гуманитарной дисциплине попался один и тот же билет, ответы на вопросы которого они дали практически одинаковые. У одного был проходной балл – выше 80, а у другого – около 70, и пройти в магистратуру он не смог. На апелляции ему объяснили, что ответ на вопрос не был раскрыт полностью. “В случае гуманитарных дисциплин понятие полноты ответа может часто трактоваться достаточно субъективно и каждый понимает под этим что-то своё, если нет четких критериев по содержанию ответов. Безусловно, таких ситуаций по стране немало”, - отметил Цапко.

Проблемных моментов по вопросам открытости и прозрачности вступительных экзаменов много. Однако, воспроизводить жесткую систему, как ЕГЭ, на этой ступени образования не нужно, считает председатель союза. Тем не менее, есть целый ряд неурегулированных моментов. “Главное – вузы по своему усмотрению могут определять абсолютно все значимые детали процедурного характера. Так, например, вузы могут шифровать работы, делая ответы для проверяющих анонимными, а могут и отказаться от этого: нормативного требования по этому поводу нет. Шкала оценивания также определяется образовательными организациями самостоятельно, требований по критериям оценки содержания ответов и вовсе не установлено. Именно поэтому ситуация, когда один и тот же ответ может быть оценен и на 70 баллов, и на 100, особенно по гуманитарным дисциплинам, вовсе не гипотетическая. И еще один из проблемных факторов – вузы не публикуют экзаменационные работы в открытом доступе.  То есть абитуриент может и согласиться с выставляемой ему оценкой и даже решением апелляционной комиссии, но он не может посмотреть, насколько объективно оценены работы других поступающих. И такая ситуация, которая приключилась с двумя друзьями, была бы просто невозможно, если бы доступ ко всем работам был открыт”, - пояснил свою точку зрения Цапко.

“Идея полностью убрать субъективный фактор из образования кажется мне нереалистичной, потому что образование - это процесс взаимодействия личности с личностью. В случае с магистратурой, наверное, бывают ситуации, когда педагоги предпочитают своих студентов чужим, но это палка о двух концах. С одной стороны, чужие студенты могут жаловаться, что к ним относятся необъективно. С другой стороны, любой экзамен - это лотерея, и педагоги лучше знают тех, кого они уже учили, и понимают не только качество ответа на экзамене, но и в целом способности этого парня или девушки”, - заявил первый зампред комитета Госдумы по образованию и науке Олег Смолин.

По его мнению, чтобы повысить веру в объективность при приеме в магистратуру, можно было бы приглашать на вступительные экзамены представителей других высших учебных заведений. “Возможно, это бы сняло часть вопросов”, - считает Смолин.

В свою очередь член-корреспондент Российской академии образования, экс-глава Рособрнадзора (2004-2008), профессор Виктор Болотов согласен, что в приемные комиссии полезно привлекать преподавателей нескольких университетов, создавая независимые комиссии. “Второй момент - важно учитывать при приеме в вуз портфолио, и это отдельный вопрос, что должно входить в портфолио абитуриента магистратуры. Конечно, это статьи в журналах, участие в профессиональных конкурсах. Кроме того, важно проводить анализ защищенных дипломных работ”, - сказал Болотов.

“Вряд ли можно ввести единый магистерский экзамен по аналогии с ЕГЭ, однако в свое время были идеи открывать специальные центры, как в случае со сдачей кандидатского минимума, где принимали бы экзамены в магистратуру”, - поделился эксперт.