Общество

За русских детей замолвите слово

В Финляндии продолжают изымать детей из русскоязычных семей

13.11.2017 14:34:23

За русских детей замолвите слово
За русских детей замолвите слово Фото: pixabay.com

Детский омбудсмен России Анна Кузнецова заявила, что не оставит без внимания очередной случай отъема ребенка у россиянки, которая проживает в Финляндии. Сегодня аппарат уполномоченного по правам ребенка в РФ направит запрос в российское генконсульство в Финляндии, сообщили РИА Новости со ссылкой на представителей аппарата.

Российское консульство, в свою очередь, предложило помощь Елене Смоленчук в возвращении дочери. 12-летнюю девочку забрали финские социальные службы, об этом в минувшее воскресенье сообщил СМИ финский правозащитник Йохан Бекман.

По его словам, инцидент произошел в городе Рякюля, где Смоленчук проживала вместе со своим мужем-финном на протяжении 13 лет. Семейных конфликтов не было, кроме 12-летней девочки, в семье есть еще одна дочка – 9 лет. Ей финские социальные службы пока не интересовались.

Как рассказал Бекман, старшую дочь забрали из семьи в конце сентября и уже передали в приемную семью, якобы из-за того, что мама «шлепнула ее футболкой».  Над девочкой издевались в школе из-за того, что она русская, учительница угрожала посадить ее в тюрьму, поведал правозащитник.

По словам самой Смоленчук, быть русским в небольшом финском городке Рякюля, что в восточной части страны, становится все сложнее, в последнее время местные устроили русским настоящую травлю. Самой Елене запретили разговаривать на русском в общении с русскими коллегами на работе. А одной её знакомой россиянке угрожали изъятием детей, если та не согласится бесплатно поработать в доме престарелых, рассказала Елена.

Муж Елены – Финн, сама она родом из Мурманска. У дочерей – только финское гражданство. Когда старшую девочку забрали соцслужбы, Елене даже не объяснили, в чем причина изъятия, а затем обвинили в «шлепке футболкой».

Встретиться с девочкой матери дали лишь один раз – 10 октября. При этом финские власти запретили ей общаться с дочерью на русском языке. Поскольку девочка постоянно кричала «я хочу домой», соцработники решили запретить общение с родителями вовсе.

Все решения в отношении ребенка - изъятие и тотальная изоляция от родителей - приняли без суда и следствия, только на основе субъективных мнений социальных работников, сообщил Бекман со ссылкой на Семенчук.

Также финские власти оказали давление на младшую дочь, ее вызвали на допрос социальных работников. Позже она призналась родителям, что ее «заставили говорить плохо о родителях». Таким образом, финские власти решили разрушить семью, использовать младшую дочь против родителей и заставить ee свидетельствовать против них, считает Бекман.

В последние несколько лет заголовков «Финны изъяли ребенка у русскоязычной мамы» стали появляться в наших СМИ довольно часто. Поводом, как правило, служит шлепок, подзатыльник или донос о шлепке в соцслужбы.

Телесные наказания для детей, даже самые невинные, на взгляд россиян, в Финляндии считаются преступлением и подлежат наказанию. У нас считается в порядке вещей шлепнуть не в меру ретивое чадо, если то начнет плохо вести себя. Причем шлепнуть в общественном месте, прилюдно. В Финляндии такое недопустимо, и прохожие, увидев подобную сцену, тотчас же позвонят в полицию.

В Финляндии действует  национальная программа «Не бей ребенка!», направленная на борьбу с насилием против детей. И, по словам Бекмана, в информационных материалах, используемых в этой программе, особо указывается, что в России  телесные наказания и избиения детей – норма, а значит, всех русских мам нужно брать на особый контроль. В этом и причина, по словам правозащитника, финские соцслужбы устроили на россиянок настоящую охоту.

 Один из самых громких случаев – дело россиянки Анастасии Завгородней. В 2012 году финские власти отняли у нее четырех детей, включая новорожденного. Поводом послужили многочисленные жалобы на семью о том, что отец, гражданин Финляндии, выходец из Судана, якобы избивает и детей, и мать. При этом сама Завгородняя, по словам финских властей, не подчинялась соцслужбам, вела себя неадекватно и прятала детей у подруги, чем, с точки зрения финских соцработников, лишь усугубляла ситуацию.

Не помогло и вмешательство российских властей, начиная от МИД и заканчивая аппаратом по защите прав ребенка в России… Всего же, по данным общественной организации «Русские матери», за последние несколько лет финские соцслужбы изъяли 51 ребенка из русскоязычных семей. В год же, в среднем, из финских семей изымается около 3,5 тысяч детей.

Финские власти всячески подчеркивают, что никакого особенного отношения к русским у них в стране нет, службы опеки одинаково пристально следят и за финскими семьями, и за русскоязычными. При этом главный принцип – помогать семье, делать все возможное, чтобы разрешить конфликт и сохранить семью, а ребенка изымать лишь в крайних случаях.

Правда, помощь эту (обязательные визиты к психологу и другим специалистам, временное проживание в социальном центре и т. д.)  в силу разницы менталитетов россияне могут воспринимать в штыки, полагая, что власти суют нос в сугубо частные, семейные дела. И вот тогда-то все и начинает разворачиваться по плохому сценарию.